Поезд для заключенных

«Аттестат в крови, по бокам конвой»: Newslab на себе проверил красноярскую службу перевозки заключенных

поезд для заключенных

Преступников из Красноярска развозят тремя способами — на машинах, по железной дороге и самолетами. В год ГУФСИН перевозит до 100 тысяч осужденных, а на днях конвой захватил с собой и нас — показал «одиночки» в автозаках, чартеры в Норильск и много другое. Как устроена служба конвоирования, во всех ли автозаках есть пандусы и почему побег а-ля «воздушная тюрьма» невозможен — в репортаже Newslab.

Самолетом, поездом, машиной

Красноярское управление по конвоированию ГУФСИН работает с 1999 года, в этом году оно отмечает 20-летний юбилей. До этого обязанности конвоя выполняли внутренние войска.

С тех пор изменились не только правила безопасности, но и «уровень комфорта», если можно его так назвать. Например, если раньше в малых камерах в спецвагонах могло содержаться 5 осужденных, то сейчас — только четыре.

В работе сейчас участвует автотранспорт с кондиционером, есть специальные автозаки для людей с ограниченными возможностями.

В распоряжении автомобильного конвоя несколько марок машин: автозаки на базе КАМАЗа (2 камеры по 15 человек и 2 одиночки), на базе ГАЗ «Валдай» (до 15 заключенных) и на базе ГАЗели NEXT. По сравнению с предыдущим вариантом перевозки это машины повышенной комфортности. В них есть кондиционер — зимой не холодно, летом не жарко, в камерах установлено видеонаблюдение: водитель видит всё, что происходит внутри.

Несмотря на это, даже короткая поездка по городу в общей камере автозака — приключение не из веселых. Относительно интересно только первые 10 минут, потом же тряска в железной коробке без окон и на жесткой скамейке производит, мягко говоря, тягостное впечатление. А в одиночке достаточно только посидеть, чтобы понять — проехать в ней 300 км никому не пожелаешь.

«Наше управление — одно из самых больших в России. Мы выполняем все виды конвоирования. И если другие территориальные органы могут двух-трех осужденных везти в самолетах вместе с простыми пассажирами, то мы заключаем госконтракты и выполняем чартеры в Норильск — туда и обратно. Есть и особое конвоирование особо опасных заключенных», — рассказал глава управления полковник внутренней службы Евгений Татаренко.

За 2018 год в северные колонии самолетом из Красноярска перевезли 607 человек.

Попал в конвой — стал элитой

Попасть в службу конвоирования стремятся многие сотрудники ФСИН. Конвоиры считаются элитой. Во-первых, отбирают сюда физически крепких мужчин, прошедших армейскую подготовку. Во-вторых, те, кто служит в конвое, постоянно совершенствуют свои навыки — это и физическая подготовка, и стрельба. 

Но служба в конвое так же опасна, как и заманчива. Все-таки сотрудники находятся с десятками заключенных почти в открытом пространстве, а не в тюремных стенах. И охраняют десятки осужденных всего несколько конвоиров. Возить приходится порой самых отъявленных негодяев, а от них можно ожидать чего угодно — провокации, побега, нападения. Некоторые во время перевозки угрожают суицидом, симулируют приступы и многое другое.

Поэтому те, кто служат в конвое, сильны не только физически, но и морально.

«С годами ко всему привыкаешь, уже учишься отличать настоящее происшествие от симуляции и провокации. В последние годы к заключенным всё лучше относятся — так закон требует. На каждом сотруднике всегда есть видеорегистратор при общении с осужденным. Применять силу нельзя, лучше на словах все объяснять», — рассказывает начальник отделения по конвоированию Андрей Якунин.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Франкфурт на майне метро

За 20 лет служба конвоирования перевезла более 1,5 миллионов заключенных. Из них не сбежал ни один.

Каталась в автозаках Валя Котляр специально для интернет-газеты Newslab

Источник: http://newslab.ru/photo/879715

Часть 2. Перевозка заключенных // Как сельди в бочке

поезд для заключенных

Прием этапников из ИВС в автозак (и далее — в СИЗО (тюрьму) осуществляется конвоем внутренних войск. Начальник конвоя буквально осматривает передаваемых ему «граждан» на предмет побоев, ярко выраженных болезней (температуры и т.п.). Может и не принять кого-то, если неправильно оформлены документы, есть жалобы (отобрали вещи, не вызвали врача).

Это не нравится работникам ИВС (КПЗ), им обязательно нужно разгрузить камеры, отправить в тюрьму всех, кому положено там быть. Впрочем, обычно договариваются все три заинтересованные стороны: работники ИВС возвращают, скажем, отобранные незаконно сигареты (или дают из своих запасов), гражданин — зек — берет назад претензии, а начальник конвоя дает «добро» на погрузку. Автозак — специальная машина-фургон, разгороженный внутри решетками плюс по бокам два т.н.

«стакана» для одиночных заключенных, которых по той или иной причине нужно изолировать от общей массы. Иногда это просто женщины. 

Как сельди в бочке 

10-15 пассажиров в автозаке — достаточно просторно; но бывает, экономя бензин на ездках, набивают под сорок человек; ну, держитесь, сердечники, астматики и просто пожилые преступники!  Вперед в таком случае лучше не лезть (по возможности); последнему, у решетки, легче дышать.

Были случаи: придавливали в жаркую погодку сердечников — во двор тюрьмы они мешками вываливались из автозака. 

Иногда придавливают нарочно: какого-нибудь извращенца (особенно неумолима зековская братва, если преступление совершено в отношении ребенка). Часто менты сами помещают подобную сволочь не в отдельный «стакан», а в общую массу.

«Задохнулся на этапе, сердце слабое, ничего не поделаешь». Тюрьма спишет, а суду — работы меньше; или зоне — забот 

Раскачка 

Фургоны некоторых автозаков делятся надвое перегородкой вдоль — едут две группы заключенных. Это делается для того, чтобы обезопасить конвой от раскачки автозака. Раскачка (с последующим переворотом и падением автозака) — один из способов борьбы бесправного зека за свои малые права. 

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Что такое фпк в поезде

Конвоиры 

Многое зависит от начальника конвоя и от самого личного состава.  В застойные времена зеков-россиян частенько сопровождали «русофобы» — прибалты или жители среднеазиатских республик. Если с азиатами еще можно было договориться, то прибалты, особенно литовцы, просто свирепствовали.

Один из таких «солдатиков» аргументировал свою ненависть так: «Рюский, сволотшь, отнял у меня свободную Литву!» При этом его не смущал комсомольский значок на собственной гимнастерке и присутствие среди этапников своих «антисоветчиков». 

Да и со «своими», русскими, договориться было тоже нелегко.

Известная поговорка «вологодский конвой шутить не любит» часто получала реальное воплощение в виде битья прикладами в самые неожиданные места. 

Вагон им. Столыпина 

В спецвагоне для зеков отведено не девять купе, как обычно, а пять.  Остальные — для караула и обслуги. Арестантские купе отгорожены от коридора не фанерной перегородкой, а решеткой, сквозь которую просматриваются вагонные камеры. Косые прутья тянутся от пола до самого потолка. От строгого караульного глаза тяжело укрыться даже на третьей полке. Средние полки переоборудованы под сплошные нары с отверстием для лаза у дверей. На верхних багажных полках также лежат зеки.

Окна коридора, по которому гуляет «вертухай», закрыты такими же косыми решетками. В купе, где едут зеки, вообще нет окон. Вместо них — небольшая слепая выемка, также закрытая изнутри решеткой. Сложно угадать маршрут поезда. Зеки ориентируются по станционным динамикам, которые объявляют посадку на тот или иной поезд.

Скажем, прозвучало «Поезд «МоскваПавлодар» отходит со второго (первого, десятого) пути», и состав спустя несколько минут тронулся — есть вероятность, что зеки действительно отправляются в Казахстан. По вокзальным рупорам опытный зек определит вокзал (Казанский, Ярославский, Курский и т.д.), а значит, и направление состава — восточное, северо-восточное или же прочие.  Этап по железной дороге длится от нескольких суток до нескольких недель, в зависимости от конечной станции назначения.

Тюремные дела конвой получает в запечатанных конвертах с небольшим вырезом, где читается место отбытия наказания. Большего вагонным вертухаям знать не положено.  Случается, что зек изловчится и прочитает город или край на каком-нибудь деле, которое несет по коридору охранник. Когда знаешь направление -ехать веселей.  Посадка в вагонзак проходит в таком же бодром темпе, что и в спецавтомобиль.

К вагонным дверям подъезжает вплотную — дверь к двери — автозак, открываются двери, в метровом промежутке выстраивается караул и начинается знакомая процедура. Поток зеков порциями переливается в коридор вагона, где происходит посадка в четвертое купе, затем в третье, и так до первого. Второй конец коридора блокирован не только закрытой дверью, но и конвоем. зеков происходит на отдаленном перроне, подальше от любопытных глаз. Внешне такие вагоны напоминают багажные или почтовые.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Схема метро гамбурга

  Бежать из «столыпинского» вагона намного тяжелей, чем из автозака или пенитенциарной недвижимости — тюрьмы либо колонии. На попытку побега влияют многие факторы, которые характерны только для вагонзака. Во-первых, все купе просматриваются из коридора, и конвоир следит за зеком, даже не открывая дверь. Во-вторых, прыгать на скорости очень рискованно, а сходить или сползать во время стоянки — глупо.

На каждой остановке из вагона выходят по два солдата и внимательно обследуют стенки и днище вагона (по крайней мере, обязаны это делать). И еще. В дороге, какой бы длинной она ни была, заключенный покидает купе только для оправки. Но и эти считанные минуты, пока он дуется в туалете, его караулят три человека. Александр Солженицын сравнивал оправку в вагонзаке с ответственной и даже боевой операцией для караула.

В вагоне выставляются два поста -один в конце коридора, чтобы зек не бросился туда, другой — возле уалета. Третий солдат открывает и закрывает дверь купе. По отдельности справлять нужду было не принято. Ее также совершают по расписанию. Охранник отодвигает решетчатую дверь и орет: «Вперед! По одному!» Дверь в туалете приоткрыта, и солдат внимательно смотрит, чем зек там занимается. За первым зеком к туалету бежит второй, на смену ему — третий и так далее.

Инструкция запрещает выпускать контингент по двое или по трое. Иначе уголовники могут броситься на конвой, обезоружить и затеять бунт. 

Чем дальше уходит состав от средней полосы России, тем беднее становится растительность, суровее климат и длиннее отрезки между населенными пунктами. Если поезд взял курс на Заполярье, зек вряд ли «сделает ноги» под Воркутой или даже Печорой. Не привлекает его и таежная зона. Другими словами, на побег идут в первые дни этапа. Продолбить пол или перепилить стальной прут за это время сложно. Но возможно. 

 

Источник: http://www.compromat.ru/page_24472.htm

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Наш транспорт
Проездной на электричку

Закрыть